Семь дней Содома

В понедельник (7-е марта) Национальная футбольная лига и Ассоциация профессиональных футболистов стало высвечиваться большое родимое пятно вернутся к обсуждению нового коллективного договора. К настоящему моменту наибольшие затруднения вызывают вопросы раздела прибыли, изменения формата регулярного сезона (реформа 18-матчевого чемпионата) и определения уровня зарплат для новичков. Другими словами, стороны не могут поделить деньги. Обозреватель портала NFL24.ru Евгений Синичкин рассказывает, как будет проходить ключевая неделя переговоров.

1

- Господа, до наступления дедлайна осталось менее пяти дней. Настала пора собраться, забыть все разногласия, вспомнить, что такое футбол для нашей страны, и прийти-таки к соглашению, - комиссар НФЛ Роджер Гуделл пригладил рукой волосы и осмотрел слушающую его толпу народа.

В просторном конференц-зале запестрили разноцветные галстуки и сорочки, засверкали золотые и серебряные запонки и зубы, зашуршали чековые книжки. Пламя сотен свечей освещало хитрые и глупые лица владельцев и руководителей команд, представителей игроков, самих футболистов, глав лиги, а также скромные физиономии особых гостей, которые неуютно чувствовали себя в этой атмосфере лжи, зла и морального блуда, - химер, Эриний, демонов Ада и прочих. Шесть голов Сциллы рыдали над жестокостью и несправедливостью, царившими в зале. Граф Дракула шепотом, боясь наказания, если его услышат, называл присутствующих бессовестными кровопийцами. На стенах висели натуралистические, поражающие своей точностью портреты достойнейших мужей, чьи имена упоминать всуе считалось на этих собраниях проявлением плохого тона и полнейшей невоспитанности. На самом видном месте, украшенный бархатным багетом и тяжелой расписной рамой, сокрытый под пуленепробиваемым стеклом, внушал страх и трепет портрет Джорджа Буша-младшего.

Гуделл еще раз с удовольствием и внимательно вгляделся в лица каждого. Выступая перед большой аудиторией, тем более прекрасной и мудрой, Гуделл чувствовал страшное возбуждение. И сейчас он был вынужден опустить правую руку себе в штаны, чтобы попытаться настроиться на здоровый, открытый диалог.

- С одной стороны, нам, без сомнения, нужно поторопиться. С другой, поспешая, мы рискуем допустить множество ошибок и утонуть в пучине непонимания, - Гуделл огляделся, желая увидеть произведенное его вышколенной речью впечатление, и остался доволен эффектом. – Поэтому мы должны быть собранными, здравомыслящими и ни в чем не нуждаться. Предлагаю сначала перекусить, а затем вернуться к обсуждению.

2

Человек лет сорока, с короткими жидкими волосами темно-коричневого цвета, тряс за плечо Гуделла.

- Сэр, мне кажется, нам следует вернуться к переговорам. Уже пятница, и через два часа наступает дедлайн, - раздавая легкие пощечины Гуделлу, пропел Джефф Пэш. Его красный в белую крапинку галстук защекотал комиссару нос, и он, поморщившись, очнулся. Голова невообразимо болела. Не зная, куда деваться от скромности, Гуделл думал, что он – Зевс, готовый разродиться Афиной. В нескольких метрах рядом сидел пьяный Зевс. В приступе олимпийской гордыни он мнил себя Роджером Гуделлом.

- Ты прав, Джефф, нужно собраться, - начал было Гуделл в привычных выражениях, но дальше все в голове поглотил похмельный туман, - забыть, что такое футбол, вспомнить разногласия…

Гуделл понял, что лучше попридержать язык. Знаком он попросил Пэша разогнать народ и привести зал в надлежащий вид. За считанные секунды унесли омаров под соусом, единорога с белыми трюфелями, сердца младенцев с кунжутными семечками, тринадцать полных и сто семь пустых бутылок «Маккалана» 30-летней выдержки, четыре килограмма кокаина, шестнадцать стриптизерш, тридцать одну проститутку и девять овец, познавших человеческую любовь.

- Да, Джефф, не зря я назначил тебя лидером НФЛ по переговорам. На тебя всегда можно положиться, - порадовался Гуделл, меняя чулки и подводя глаза.

3

Приступили к переговорам. Времени оставалось мало. Сорок минут ушло на поиск ответа по главному пункту разногласий: у кого – Гуделла или Демориса Смита – член длиннее? Оба пеняли на то, что в комнате было холодно, и требовали перемерить. Раз за разом. Из-за отсутствия лупы и плохого освещения было принято решение признать ничью. Тайна столетия осталась неразгаданной.

Перешли к менее значащим вопросам. Дабы не усложнять, три темы объединили в одну – кто получит деньги?

Никто не хотел уступать. Деньги ворвались в их умы стремительнее и агрессивнее, чем грудастая девушка в жизнь прыщавого подростка. И быстрее, чем любая женщина, они расстроили такие прочные, казалось вновь налаженные, отношения. Поднялся хай, и в воплях утонуло терпение. На трон взошло смешенье языков – английского с баблоским.

- Но мы же все можем потерять деньги! - внезапно трезвую мысль изрыгнул Деморис Смит, человек неопределенного возраста и рассудка. – Мои помощники считали, это правда!

- Оставьте свои шарлатанские выдумки, сударь! Мы уважаемые политики и бизнесмены! Нам не нужно считать, - хором ответили владельцы команд.

- А нас вообще считать не учили, - внесли свою лепту игроки.

- Считать? А что значит «считать»? – промычала двухметровая обезьяна.

- Кто пустил сюда Джамаркуса Расселла?! - возмутился Гуделл, испугавшись, что в комнате находится хотя бы один умный, образованный и понимающий человек.

- Так, все заткнитесь! Слушайте меня, - все замолкли и поворотили головы в сторону Чэда Очосинко. – Я знаю, как поступить. Сделайте меня президентом!

- Президентом чего? - вопросил Гуделл.

- Как - чего? Национальной футбольной лиги, конечно же! - удивленно воскликнул Очосинко.

- У лиги – комиссар, а не президент, - сквозь зубы проговорил Гуделл.

- Не имеет значения. Я буду и президентом, и комиссаром, и даже коммунистом, если потребуется, - Очосинко понесло.

- Я тебе покажу Кузькину мать, - грозя кулаком, парировал генеральный директор «Сан-Диего Чарджерс» Эй Джей Смит. Из-под прилизанного парика http://www.sports.ru/tribuna/blogs/fantasmagoria/72821.html.

- Стоп! Хватит с меня. Выведите его! - сказал Гуделл и указал охранникам на Очосинко.

- Нет, - взмолился Очосинко, - нельзя. Я должен быть в центре внимания. Не уводите меня! Нет!.

Как только охранники вытолкнули Очосинко за дверь, как только на него перестали смотреть и о нем прекратили говорить, Очосинко ощутил боль во всем теле – и в одну секунду превратился в пыль.

Тем временем в зал ворвался случайный болельщик, подкарауливший момент, когда выпроваживали Очосинко.

- Не стоит все сводить к деньгам. Они не самое главное! - фальцетом закричал болельщик. Раздался выстрел. По шее болельщика потекла кровь, и он упал мертвым.

- Эти неофиты уже раздражают своей наивностью, - с улыбкой заметил владелец «Даллас Коубойз» Джерри Джоунс, вытирая шелковым голубым платком дуло своего «кольта».

Часы пробили полночь. На всех лицах отразилось тупое отчаяние. Не успели. Народ безмолвствовал.

4

Президент США Барак Обама сидел в Овальном кабинете и с грустью покуривал кубинскую сигару. В дверь постучали.

- Войдите, - негромко, но уверенно разрешил Обама.

В кабинет твердым шагом прошел высокий, статный молодой человек в военной форме.

- Капитан Джоунс по вашему приказу прибыл, товарищ главнокомандующий, - отрапортовал вошедший.

- Отлично, капитан! У меня для вас есть задание чрезвычайной важности и высочайшего уровня секретности. Только вы и я будем знать об этом. Вы меня понимаете?

- Так точно, сэр. Разрешите узнать суть миссии.

Обама достал из ящика стола три больших фотографии и положил их перед капитаном.

- Я хочу, чтобы этих людей не стало. Как – это ваша забота. Главное, что все должно походить на несчастный случай. Вы знаете, кто эти люди?

- Да, разумеется, сэр. Первый – комиссар Национальной футбольной лиги Роджер Гуделл. Второй – исполнительный директор Ассоциации профессиональных футболистов Деморис Смит. Третий – главный тренер «Грин-Бэй Пэккерс» Майк Маккарти.

- Правильно, солдат. У вас есть вопросы?

- Есть, сэр. С первыми двумя все понятно, но позвольте уточнить, что сделал третий.

- Третий? Это личное, капитан.

Обама потушил сигару и сплюнул.

Фото: Официальный сайт НФЛ

Автор: Евгений Синичкин

С недавних пор российские инвесторы получили возможность вкладывать средства в новые продукты, в которых управляющая компания гарантирует полный (или частичный) возврат капитала по истечении инвестиционного срока. В условиях снижающихся ставок по депозитам подобные продукты вызывают закономерный интерес.


На первый взгляд, выражаясь словами классика, предложение выглядит «слишком хорошим, чтобы быть правдой», ведь инвестор получает возможность хорошо заработать, используя профессионально управляемую стратегию (предполагая, что стратегия качественная), но при этом не несет риска потери средств. В чем же риск подобных стратегий? В чем их отличие от других продуктов, гарантирующих возврат капитала, прежде всего структурных продуктов с защитой? И наконец, как правильно выбрать из нескольких защитных стратегий? Давайте рассмотрим эти вопросы по порядку.

 

Чтобы разобраться с риском подобных продуктов, необходимо понять, как они работают. А работают они примерно одинаково: основная сумма полученных от инвесторов средств размещается в так называемый «защитный» актив - это актив с фиксированной доходностью, т. е. либо банковский депозит, либо портфель облигаций, погашающихся до заявленного окончания срока продукта. Например, в случае с депозитом, если инвестор вкладывает 100 руб. в продукт, гарантирующий возврат средств через год, то, принимая для простоты ставку годового депозита в 10%, управляющий разместит на депозит чуть более 90 руб. - ведь за год они вырастут до 100 руб. и обеспечат возврат первоначально вложенных средств. Остаток, который составит чуть менее 10 руб., будет инвестирован в рискованную инвестиционную стратегию. Поскольку именно за счет инвестирования данных 10 руб. и будет произведена доходность на сумму всего продукта, т. е. 100 руб., это будет сделано с использованием «плеча» - обычно для этого используются деривативы.

Каковы риски? Прежде всего инвесторы должны понять, берут ли они на себя кредитный риск по защитному активу (в данном случае депозиту): управляющий может гарантировать возврат средств своим именем (в этом случае он берет на себя кредитный риск по депозиту) либо переложить его на инвестора в договоре управления. Естественно, что анализ упрощается, если в финансовой структуре, к которой принадлежит управляющая компания, находится также и банк, в котором размещается депозит, - в этом случае инвесторы, по сути, имеют дело с одним кредитным риском.

Во вторых, поскольку возврат средств гарантирован, основной риск, который берет на себя инвестор, - это риск ничего не заработать, т. е. потерять 10 руб., вложенных в рискованную часть. А этот риск зависит от способности рискованной стратегии не столько заработать к концу срока, сколько не допустить значительных потерь в течение срока инвестирования. На Западе для описания данного риска оперируют понятием «волатильности», а в России, несмотря на высокий в целом уровень нашего технического образования, эта характеристика пока не прижилась, и для описания риска даже профессионалы используют понятие «просадки». Но идея одна: чтобы инвестор смог заработать в продукте с защитой капитала, необходимо, чтобы стратегия управления рискованной частью была как можно более стабильной, в идеале генерирующей «сглаженный» положительный доход - в этом как раз и проявляется мастерство управляющего продуктом с защитой капитала.

Именно поэтому на Западе наиболее популярными стратегиями управления с защитой капитала являются стратегии абсолютной доходности, цель которых - выход на определенный уровень доходности без оглядки на конъюнктуру рынка. Их явное преимущество - сконцентрированность управляющего на контроле риска, на минимизации зависимости от рыночных колебаний (в той степени, конечно, в которой это ему удается). В отличие от стратегий абсолютной доходности стратегии, успех которых измеряется только превышением доходности над рыночным ориентиром (или «бенчмаком»), например, индексом акций ММВБ или S&P 500, как правило, не имеют целей по волатильности и поэтому сильно коррелируют с общим движением рынка акций. Вдобавок западные управляющие активными стратегиями с защитой капитала используют специальные методы, позволяющие еще больше снизить волатильность. Один из наиболее популярных - так называемый метод CPPI (англ. Constant Proportion Portfolio Insurance, что буквально означает «страхование портфеля с постоянной пропорцией»). Не вдаваясь в технические подробности, опишем лишь ее суть: когда стратегия зарабатывает, доля рискованной части в продукте растет, а в случае падения снижается, тем самым уменьшая вероятность потери всей рискованной части. Например, хорошо известно, что данный метод сглаживает результат и тем самым реже приводит к потере всей рискованной части, чем прямое пассивное ее вложение в актив.

В чем отличие продуктов активного управления с защитой капитала от других продуктов, гарантирующих возврат капитала, прежде всего структурных продуктов с защитой? Самое важное заключается в том, что базовый актив структурного продукта фиксирован на все время действия продукта: это может быть индекс акций (например, индекс ММВБ или S&P 500), сырьевой актив (например, золото или нефть) или корзина из нескольких выбранных активов (например, акций). Здесь инвестор получает определенную часть роста актива, если тот вырастает в цене, или, если актив в цене падает, возврат вложенных средств. Инвестор самостоятельно (или с участием персонального брокера) принимает инвестиционное решение в момент входа в продукт и должен убедиться, что заложенная в него инвестиционная идея имеет значительный шанс осуществиться.

В продуктах же управления с защитой, как и в любых других продуктах управления, инвестор доверяет принятие решений управляющему. Тот, в свою очередь, не связан только одним активом, одной инвестиционной идеей или временем осуществления сделки; он может и, как мы видим, должен активно управлять портфелем, в который вложена рискованная часть продукта, в ответ на изменение рыночной ситуации. Управление активами http://www.crescofinance.ru/investment_solutions/asset_management/ не только дает возможность зарабатывать больше, чем в случае пассивного инвестирования в базовый актив. Оно также позволяет снизить волатильность, т. е. пресловутый риск потери всей рискованной части стратегии, при реализации которого инвестор всего лишь по окончании срока продукта получает назад вложенные средства. За это активное управление, собственно, и платится вознаграждение управляющего.

Становятся понятны принципы, по которым инвесторы должны выбирать из нескольких продуктов управления с защитой. Во-первых, нужно убедиться, что стратегия управления рискованной частью является активной, т. е. не сводится просто к покупке пассивного базового актива - ведь для этого не нужен управляющий; при желании инвесторы и сами способны инвестировать в структурный продукт с защитой капитала. Если же они сравнивают две активные стратегии управления с защитой, то в дополнение к способности управляющего заработать положительный доход инвесторы также должны обратить внимание на его способность контролировать риск значительных потерь на горизонте инвестирования.

В качестве иллюстрации приведу пример из западной практики. Когда в начале этого века продукты с защитой стали особенно популярны на развитых рынках среди институциональных и частных инвесторов, им казалось, что открыта магическая формула инвестирования: бери как можно больше риска через продукты с защитой, ведь возврат капитала гарантирован! Естественно, возник соблазн делать продукты с защитой на основании самых потенциально доходных (т. е. самых рискованных) инвестиционных стратегий, например через вложение в индекс S&P 500 со значительным «плечом». Но эйфория быстро сменилась разочарованием, когда почти все подобные продукты быстро потеряли свою рискованную часть. В результате инвесторы остались ждать погашения депозитов, гарантирующих сохранение капитала, порой находясь в подобных продуктах по 15-20 лет и тем самым лишаясь возможности заработать на этих средствах. Пришло понимание, что успешная стратегия управления продуктом с защитой - в способности не максимизировать доход, а управлять риском, в избежании значительных потерь от рыночной волатильности. Именно поэтому несомненным лидером западного управления в стратегиях с защитой стали стратегии абсолютной доходности с контролем риска.

Каким должно быть место данных продуктов в портфелях российских инвесторов? На Западе они прочно вошли в инвестиционные портфели частных и институциональных клиентов и занимают значительную часть, иногда до половины, этих портфелей. Такие продукты особенно интересны консервативным инвесторам - значительной части богатых и сверхбогатых частных клиентов, а также страховым компаниям и пенсионным фондам, т. е. тем, кто ищет альтернативу депозитам с потенциально более высокой доходностью. Не секрет, что российские инвесторы до самого последнего времени были избалованы ставками по депозитам и особо не искали альтернатив. Сейчас, когда ставки снижаются, многие ищут альтернативные способы вложений при умеренном риске. И продукты управления с защитой капитала при условии качественного активного управления составляют привлекательную альтернативу депозитам.

 

Полезное не в НФЛ

:

Интерестное


Блог Евгения Синичкина


Блог "Student Talking" А. Соловьева


Статьи и Интервью



 


© NFL24.RU | 2011.
Использование материалов сайта NFL24.ru возможно при ссылке на сайт NFL24.ru (для интернет-изданий обязательно размещение активной гиперссылки).
Карта